Бог есть любовь и Бог справедливость. Бог отец или Бог судья?

На фото изображен Иисус Христос в облаках.

Занимались когда-нибудь богословием? Вот мы сейчас с вами немножко побогословствуем.

Слушая лекции православных богословов и священников, можно заметить, что, когда они говорят о том, кто же такой Бог, то их высказывания могут весьма отличаться. Одни говорят, что Бог — справедливый судья, что Он гневается, наказывает, раздает каждому по заслугам. Другие говорят, что Бог — Отец, что Бог — Любовь, Он не гневается, никого не наказывает, показывает, что каждый наказывает сам себя, когда поступает вопреки заповедям. Если Бог — справедливость, тогда как понять, что Христос добровольно пошел на жуткие истязания и смерть за все грехи человечества?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Молитва «Отче наш» на латыни.

Безусловно, это огромнейшая несправедливость. Если Бог — Любовь, тогда как понять Всемирный Потоп или уничтожение Содома и Гоморры? Кто же Бог — Любовь или справедливость? Возможно ли, что Он — и то, и другое? Если да, тогда непонятно, как могут сосуществовать вместе любовь и справедливость, ведь любовь и справедливость противоречат друг другу? Или все дело в том, что Бога нельзя определить? Хорошее предложение… Все дело в том, что все открытое о Боге применительно только к нашему образу мышления, т. е. открыто в той степени, в какой может охватить человеческий разум. Если это так, тогда можно сказать, что правы и те, и другие.

Еще можно сказать, что не правы ни те, ни другие. Ведь если Бога нельзя определить в полноте, то тогда будет неверным утверждать что-то одно. Спаси Бог!

Точно! Абсолютно точно! Выражение «определить». Да, «Бога нельзя определить». Само понятие «определить» значит «положить предел», определить предел, оградить, сказать, что вот он, предел. Бога нельзя определить в полноте. Нельзя. Нельзя, невозможно.

Подходов, методологических подходов два. Это апофатический и катафатический подходы. Через отрицание — это апофатический подход. Через утверждение — это катафатический. Сейчас разъясним.

Например, мы можем говорить о том, что Бог есть Свет, т.е. мы утверждаем, что это положительное что-то, когда утверждаем; «Бог есть Свет». Но мы можем сказать, что Бог не есть тьма, это уже апофатический подход, здесь утверждение через отрицание, что Он не есть тьма. И то, и другое правильно. И оно не тождественно, обратите внимание! Сейчас в этой комнате есть свет, вот лампочки, они светят. Означает ли, что этот поток фотонов и есть некое божество? Вовсе не означает. Поэтому, когда мы говорим, что Бог есть Свет, то мы имеем в виду, на самом деле, что Бог — это не тьма. И когда мы говорим, что Бог не есть тьма, удивительным образом, это более точное определение Бога. Хотя определить Его в совершенстве невозможно. Почему невозможно Его определить? Потому что, когда мы что-то определяем, то всегда используем следующую методику. Берем более простые какие-то вещи, с помощью более простых описываем предмет того, что определяем.

Ну, например, что такое семья? Семья — это союз мужчины и женщины, скажем так. Семья — это что-то более сложное, но мы разделили ее на составные части и сказали, что семья есть союз мужчины и женщины. Есть более простые вещи: есть мужчина, есть женщина, а вместе они — семья. Так вот, когда мы доходим до самых простых вещей, которые уже не раскладываются на составные части, как быть с ними?

Например, что мы можем сказать про любовь? Это самая простая вещь. Разделить ее на более простые вещи нельзя, о ней можно только рассказать с помощью более сложных вещей. И поэтому начинается описание любви, что любовь — это когда переживаешь за человека, страдаешь по нему, когда ты хочешь быть с ним. И начинаются более сложные вещи, с помощью них идет описание любви: хочешь быть с ним, но при этом не так хочешь быть, а вот так. И начинается выстраивание всего-всего.

Зайдите в любую библиотеку — огромное количество книг о любви! Это все попытки объяснить, что такое любовь, рассказать, что такое любовь. И находятся люди, которые говорят: «Да ладно, любовь — это выдумки, нет ее, не существует». Потому что любовь — это простейшая вещь, элементарнейшая, ее невозможно на более простые вещи разложить, с помощью простых вещей объяснить. И Бог — это тоже простое понятие. Бог прост. Он максимально прост. И Его невозможно разделить, так сказать, на составные части, на еще более простые, и с их помощью дать определение Бога. Поэтому нам приходится о Боге говорить более сложными категориями, чем Он Сам. Та же история с любовью. Получается, что мы говорим, что Бог есть Любовь, но при этом Он и справедлив, но при этом Он и судья, но при этом Он и милосерд. Но при этом Он и то, и то… И пошло нарастание разных определений. Написаны целые книги богословия, целые тома — это попытки описать Бога с помощью более сложных понятий, потому что более простых не существует. Поэтому мы говорим, что Бог есть Любовь, но там еще и справедливость, и много других определений. Вот мы так и топчемся вокруг Бога в попытках своим человеческим разумом как-то Его описать, но это очень сложно, невозможно.

Поэтому есть и катафатический, и апофатический подходы. Утверждения, что Бог есть Любовь, что Бог милосерд — это все катафатические утверждения. С другой стороны, мы можем сказать, с той же степенью вероятности, что Бог — это не любовь. Если человек испытывает какое-то чувство, оно не означает, что это ощущение есть присутствие Духа Святого. Бог не любовь, Бог не есть милосердие, Бог не есть Свет, Бог не есть… И так далее по списку можно продолжать. Просто мы не привыкли подобным образом мыслить, а ведь это тоже справедливо. Поэтому вот так. Справедливость и любовь противоречат друг другу, да. Все дело в том, что Бога нельзя определить. Абсолютно точно! Невозможно положить Ему предел, Он безграничный, беспредельный, неопределяемый. Вот так вот.

Поэтому кто-то говорит, что Бог — судья, что Он — справедливый судья. А кто-то говорит, что нет, Бог — Отец и Любовь, прощает все и всем. И те правы, и те правы, и все по-своему правы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector