Монастырское послушание и послушание в миру

На фото изображены деревянные скамейки внутри храма.

Вот такой вопрос: «Некоторые святые отцы говорят, что послушание полезно только от опытного наставника, и говорят о монастырском послушании. Как же быть нам, мирянам? Можно ли воспринимать нашу работу, как послушание — «труд в разуме» — как изъяснился Игнатий Брянчанинов, — «труд, как наказание за свою греховность в надежде получения прощения от Бога»?

Трудно спорить с Игнатием Брянчаниновым, но можно предположить, что данная цитата была взята просто из контекста. Надо, посмотреть вообще, что он говорил о труде. Многие не совсем согласятся с тем, что труд — это наказание.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Молитва Семистрельной Божьей Матери: Умягчение злых сердец.

Сам по себе труд и в раю тоже был. Господь сказал: «Возделывай сад Эдемский». Адам должен был возделывать сад Эдемский, а возделывать — это тоже трудиться. Вот тяжесть труда, его неблагодарность то, что мы трудимся, а земля нам производит терние и волчцы — это да, это как наказание уже.

Тяжесть труда, наказание в том, что нам в поте лица приходится есть хлеб наш. Это да. Но сам по себе труд — благословение Божье, он сам по себе благословенный. Поэтому здесь такая небольшая тонкость, которая требует пояснения.

Игнатий Брянчанинов не мог относиться к труду, как к наказанию. Наверняка, если посмотреть в целом его книги, будет понятно, что речь идет не вообще о труде, а именно об этой составляющей труда. О том, что тернии и волчцы произрастают вместо посаженной культуры. Чтобы что-то выросло, нужно потрудиться, но все равно сорняк будет расти, и в поте лица приходится трудиться.

А сам по себе труд — это Божье благословение. Но вопрос очень хороший о послушании. Действительно, зачастую все требования, которые в послушании предъявляются к монашествующим, переносятся автоматически на мирян. Им говорят: «послушание выше поста», и вперед! Вот, «батюшка благословил», и вперед! Нет-нет, это перегибают палку и очень сильно перегибают. Правда, сейчас уже волна такая схлынула, немножко люди стали разбираться и как-то осторожнее к этим вещам относиться.

А вот в 90-е годы, в нулевые это делали без всяких тормозов. Считалось, что чуть ли не вообще послушание — это самое-самое. Хотя это монашеское правило — послушание какому-нибудь старцу, духовнику, причем, безусловное послушание. И даже в этом случае, не любому в монастыре послушание, а именно от опытного наставника — вот это действительно приносит пользу.

А мирянам как быть? «Можно ли воспринимать нашу работу, как послушание?» Можно, конечно. Более того, даже нужно. Во времена оные, в древние времена, эпические, допотопные жил праведник Енох, который ходил пред Богом во все дни жизни своей. Не про многих праведников так написано — «ходил пред Богом». Он не монах был. Что это означает? А это означает, что человек жил в осознании особого присутствия перед Богом. Он в присутствии Божьем находился постоянно в своем сознании. Все свои дела, все свои слова, все свои поступки, весь свой труд он выполнял так, как будто прислуживал пред престолом Божьим.

А ведь по сути дела, если вдуматься, так ведь и есть. И не только речь о Енохе, а про всех нас. И мы весь свой труд (вот сегодня пошел на работу, трудишься, выполняешь свои должностные обязанности, по дому потом трудишься) — все это ты должен делать, как будто в присутствии Божьем это совершается. И как будто бы ты несешь послушание пред Богом, выполняешь свои обязанности так, словно служишь Богу — это и будет послушание. И тогда все нормально будет. Тогда этот труд станет благодатным, полезным для души, он принесет удовлетворение.

Да, это тяжело, но труд на то и труд, чтобы было трудно. По-другому никак. И польза для души, и польза для людей, и благословение Божье будет за это. А вот послушание такое, как в монастырях, своим духовникам, наставникам должно быть в рамках, в пределах разумного.

Бездумного, слепого послушания быть не должно. Почему? Потому что только отдельные духовные воины, богатыри духовные становятся на путь такого полного послушания в монастырях, у святого старца, который их направляет. Они быстро проходят лесенку, ведь их быстро направляют. Но это очень редко сейчас встречается. Настолько редко, что случаи такие занесены давно во все «красные книги» всех церквей. Времена были, но ушли, сейчас это большая редкость.

Если современный человек начинает себя вести подобным образом, то чаще всего это напоминает его попытку снять с себя всякую ответственность за принимаемые решения. Он решения отказывается принимать: а вот, меня благословили, и, следовательно, ответственность несу не я. То есть, это воспитывает безответственное отношение не только к своей жизни, но и к своей душе. В конечном счете, мы, поощряя такое слепое послушание, воспитываем безответственное отношение человека к спасению своей собственной души. Он просто делегирует это право священнику, духовнику и вырастает полным трутнем. В итоге потом терпит крах, потому что опытных наставников нет.

Получается, что он, подспудно снимая с себя ответственность под маской благочестия — «послушание превыше поста и молитвы» — все делегировал полностью кому-то. То есть, в основе этого всего уже лежит что-то нехорошее. И тот человек, кому он делегировал такое право, принял на себя то, что не может понести, ведь у него самого опыта маловато. Не может он этого делать.

Когда слепец ведет слепого, они оба упадут в яму — вот Евангельские слова и сбываются на таких людях. Поэтому рассуждение должно быть, а также внимательное, ответственное отношение. Самостоятельно должен принимать решения человек, особенно жизненно важные решения. Конечно, посоветоваться можно и нужно, спросить мнение нужно, но дальше решать самим. Вот таким образом.

Знаете, как мы должны поступать? Оказывать послушание Церкви. Когда мы каждый день вечером становимся на молитву, открываем молитвослов и начинаем читать правило, мы оказываем ей послушание. Утречком проснулся, глаза протер, открываешь молитвослов — «Боже, милостив буди ми, грешному!» — ты выполняешь послушание. Вот такие послушания надо выполнять. И посты.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector